Салмин А.К. Изучение Среднего Поволжья в Петербургской академии наук в XVIII веке. – СПб.: Нестор-История, 2020. – 176 с., ил.

Аннотация

XVIII в. знаменателен великолепной плеядой исследователей этнографии народов Среднего Поволжья. Это Д. Г. Мессершмидт, Ф. И. Страленберг, В. Н. Татищев, И. Г. Гмелин, Г. Ф. Миллер, Тобиас Кёнигфельс, А. Л. Шлёцер, П. С. Паллас, И. И. Лепехин, И. Г. Георги, П. И. Рычков, Н. П. Рычков, Дж. Бель, Х. А. Чеботарёв, К. С. Милькович, Т. Г. Масленицкий, епископ Дамаскин-Руднев, М. Д. Чулков. В Поволжье они стали первопроходцами и вписали первые страницы этнографической науки о народах — марийцах, мордве, немцах, русских, татарах, удмуртах и чувашах.

Основателем Петербургской академии наук был Петр I. Учредив Кунсткамеру, Петр поставил грандиозные задачи просвещения России. Для того чтобы «прорубить окно в Европу», он вбил сваи для новой северной столицы. Анна Иоанновна, Елизавета Петровна и Екатерина II продолжили дело Петра. Среднее Поволжье поддержало идею Петра людскими и материальными ресурсами. В годы Персидского похода маршрут императора проходил через Козьмодемьянск, Казань, Чебоксары и Свияжск.

В ходе экспедиций на восток в Кунсткамере накопилось изрядное количество экспонатов. Например, в то время здесь хранилось более 20 свадебных платков народов Среднего Поволжья, Прикамья и Приуралья. Большинство из них сгорело во время пожара 1747 г., но сохранились рисунки с них. Атрибутировать этническую принадлежность предметов одежды из коллекции первых десятилетий XVIII в. очень трудно, часто просто невозможно. Это объясняется тем, что народы Волго-Камья (татары, чуваши, мордва, марийцы) являются наследниками традиционной культуры Волжской Булгарии. Заметные субстраты булгарской культуры имеют место и в культурах башкир, бесермян, коми, манси, удмуртов и хантов. Отсюда неточности в определении этнической принадлежности предметов.

В трудах Г. Ф. Миллера зафиксированы ценные сведения по широкому кругу вопросов, относящихся к истории чувашей, — этнонимике, географии, антропологии, верованиям, языку, этнографии и фольклору. Они имеют фундаментальное значение для установления достоверной картины историко-этнографической действительности чувашского народа не только по состоянию на вторую половину XVIII в., но и в целом.

И. Г. Гмелину и Г. Ф. Миллеру удалось внести значительный вклад в изучение края. Это уточнение численности населения, состава семьи, изучение традиционных обрядов и верований, пищи и одежды местных народов. Также был изучен язык, проведены метеорологические наблюдения. В Кунсткамеру и Академию отправлены рапорты о полученных результатах, ящики с образцами флоры, фауны и этнографическими экспонатами.

В этнографическом плане значимы заслуги Тобиаса Кёнигфельса в изучении народов Поволжья, Приуралья и Западной Сибири. Ценны наблюдения И. Г. Георги об одежде, обрядах и верованиях. Рисунки, помещенные в его книги, имеют, как уже упоминалось выше, базовое значение.

Дневниковые записи и прогонные ведомости позволили составить список населенных пунктов, в которых побывали члены отряда И. И. Лепехина. Они работали на территориях современных Оренбургской, Пензенской, Самарской, Ульяновской областей и Республики Татарстан. Больше всего была обследована Самарская область. Согласно современной карте, это десять районов Самарской области. Кроме того, член отряда И. И. Лепехина Н. Я. Озерецковский совершал автономные поездки на некоторые булгарские городища.

Академическая экспедиция П. С. Палласа по России длилась с 1768 по 1774 г. Мы ознакомились с малоизвестными страницами пребывания в населенных пунктах, расположенных в бассейне р. Черемшан. Ныне они входят в Ульяновскую, Самарскую, Оренбургскую области и Республику Татарстан. Примечательно, что именно в этом регионе до сих пор проживает основная часть некрещеных чувашей. Они продолжают непрерывную традицию дедовских праздников, обрядов и верований. С этой точки зрения материал, запечатленный отрядом П. С. Палласа, уникален для этнографических исследований. Однако наследие академика П. С. Палласа до сих пор остается не до конца освоенным.

В ходе разработки темы, вынесенной в название книги, удалось расширить и углубить источниковую базу. Особенно ценные материалы извлечены из фондов Санкт-Петербургского филиала Архива РАН. Неиспользованные источники нашлись в МАЭ РАН. Например, удалось впервые установить, что подготовка и обсуждение первой грамматики чувашского языка, изданной в Академии наук, проходило в стенах Кунсткамеры.

Таким образом, Петербургская академия наук, детище Петра I, открыла миру целую вереницу народов Среднего Поволжья — марийцев, мордву, русских Казанского и Синбирского Поволжья, татар, удмуртов, чувашей, а народам Среднего Поволжья — целый мир. Как и в начале XVIII в., над Россией сегодня нависает угроза со стороны Запада. Поэтому петровские реформы созвучны современным преобразованиям. В такой ситуации нужны личности, нужно понимание со стороны народа, необходимо повысить уровень исследований.

Summary

The XVIII century is remarkable for a magnificent pleiad of researchers of ethnography of peoples of the Middle Volga region. These are D. G. Messerschmidt, F. I. Stralenberg, V. N. Tatishchev, I. G. Gmelin, G. F. Miller, Tobias Koenigsfels, A. L. Schloetzer, P. S. Pallas, Lepekhin, I. G. Georgi, P. I. Rychkov, N. P. Rychkov, J. Bel, H. A. Chebotarev, K. S. Milkovich, T. G. Maslenitsky, bishop Damaskov-Rudnev, M. D. Chulkov. In the Volga region, they became pioneers in people and wrote the first pages of ethnographic science about peoples — Mari, Mordvins, Germans, Russians, Tatars, Udmurts and Chuvash.

The founder of the St. Petersburg Academy of Sciences was Peter I. Having established the Kunstkamera, Peter set ambitious objectives of enlightenment of Russia. In order to “open a window to Europe”, he drove in piles for the new Northern capital. Anne of Russia, Elizabeth of Russia and Catherine II continued Peter’s legacy. The Middle Volga region supported Peter’s idea with human and material resources. During the Persian campaign, the Emperor’s route passed through Kozmodemyansk — Kazan — Cheboksary — Sviyazhsk.

During the expeditions to the East, a lot of exhibits were collected in Kunstkamera. For example, at that time more than 20 wedding shawls of peoples of the Middle Volga region, the Kama region and the Ural region were kept here. Most of them burned in the fire of 1747. But drawings from them were preserved. It is very difficult, often impossible to attribute national belonging of garments from the collection of the first decades of the XVIII century. This can be explained by the fact that the peoples of the Volga-Kama region (Tatars, Chuvash, Mordvins, Mari) are the heirs of the traditional culture of Volga Bulgaria. Noticeable substrates of the Bulgarian culture also occur in cultures of Bashkirs, Besermyans, Komi, Mansi, Udmurts and Khanty. This leads to inaccuracies in determination of national belonging of garments.

In the works of G. F. Miller valuable information is recorded on a wide range of issues related to the history of the Chuvash — ethnonymics, geography, anthropology, beliefs, language, ethnography and folklore. They are of fundamental importance for establishment of a reliable picture of the historical and ethnographic reality of the Chuvash people, not only as of the second half of the XVIII century, but also in general.

I. G. Gmelin and G. F. Miller managed to make a significant contribution to study of the region. It is specification of the number of inhabitants, family composition, study of traditional rites and beliefs, food and clothing of local peoples. Language, beliefs, and meteorological observations were also studied. Reports on the obtained results, boxes with samples of flora, fauna and ethnographic exhibits were sent to Kunstkamera and the Academy.

In ethnographic terms, Tobias Koenigfels’ achievements in study of peoples of the Volga region, the Ural region and Western Siberia are significant. I. G. Geogri’s observations of clothing, rites and beliefs are valuable. The drawings placed in his books have a basic value.

Diary entries and run-through sheets made it possible to make a list of localities visited by members of the I. I. Lepekhin’s crew. They worked on the territories of contemporary Orenburg, Penza, Samara, Ulyanovsk regions and the Republic of Tatarstan. The Samara region was the most surveyed. According to the contemporary map, these are 10 districts of Samara region. In addition, a member of Lepekhin’s crew N. Y. Ozeretskovsky made autonomous trips to some Bulgar settlements.

The academic expedition of P. S. Pallas in Russia lasted from 1768 to 1774. We got acquainted with little-known pages of stay in settlements located in the Cheremshan river basin. Now they are a part of the Ulyanovsk, Samara, Orenburg regions and the Republic of Tatarstan. It is noteworthy that the majority of unbaptized Chuvash still live in this region. They continue the uninterrupted tradition of grandfather’s holidays, rites and beliefs. From this point of view, the material captured by the crew of P. S. Pallas represents a unique material for ethnographers for research. However, the legacy of academician P. S. Pallas still remains not fully mastered.

In development of the subject brought in the title of the book, one managed to expand and deepen the source base. Especially valuable materials were extracted from the collections of Saint Petersburg branch of the Archive of the Russian Academy of Sciences. Unused sources were found in the MAE of RAS. For example, one managed to establish for the first time that preparation and discussion of the first grammar of the Chuvash language published in the Academy of Sciences took place in the walls of Kunstkamera.

Thus, the St. Petersburg Academy of Sciences, the brainchild of Peter I, opened a whole range of peoples of the Middle Volga to the world ‒ Mari, Mordvins, Russians of Kazan and Simbirsk Volga region, Tatars, Udmurts, Chuvash, and the peoples of the Middle Volga region — the whole world. As in the early XVIII century, Russia is now under threat from the West. Therefore, Peter’s reforms are in tune with modern transformations. In such a situation, we need individuals, we need understanding from the people, we need to increase the level